Пробный камень энергопотребления

В России вводится обязательный энергетический аудит. Немецкие компании также должны будут пройти проверку до конца 2012 года. / Герит Шульце, GTAI

В последние три года в России часто говорят об энергоэффективности, и разговоры эти будоражат умы многих немецких компаний, обладающих опытом и самыми современными технологиями в этой сфере. На практике же до сих пор было сделано не много. Было реализовано несколько единичных проектов по экономии электроэнергии и тепла, но повсеместно сдвигов не произошло. «Наши надежды не материализовались», – вынужден был признать и Михаэль Хармс, председатель правления Российско-Германской Внешнеторговой Палаты (ВТП).

Тем не менее, усилия российского правительства на почве энергоэффективности скоро вполне конкретно отразятся и на немецких компаниях, работающих в России. До конца 2012 г. все компании, чьи энергозатраты составляют не менее десяти млн. руб. в год, должны провести у себя энергоаудит. В октябре 2011 г. московское отделение ВТП устроило для своих членов информационный брифинг, чтобы разъяснить сложившуюся ситуацию.

Уровня в десять млн руб. достичь можно очень быстро, поскольку сюда помимо электричества относится и топливо для автопарка, а также потребление газа и тепла. Подробно эти требования изложены в Федеральном законе №263-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности».

Проводить аудит могут только фирмы, состоящие в саморегулируемых организациях в области энергетического аудита. К маю 2011 г. в России было образовано уже 70 таких организаций (их регистр можно посмотреть на сайте Минэнерго:  http://minenergo.gov.ru/activity/energoeffektivnost/audit/sro/).

Сначала компания-аудитор составляет общее представление о предприятиии, его продукции и энергорасходах. Затем аудитор выставляет счет за проверку. В процессе проверки «от и до» изучаются все производственные и административные процессы, а также потенциальные возможности для энергосбережения. При этом контролеры используют электрические и ультразвуковые счетчики, термометры, газоанализаторы, счетчики расхода жидкости и другие приборы. По результатам исследования они составляют план мер, в котором подробно описывают, сколько энергии может сэкономить данное предприятие, с помощью каких мер и какова их стоимость. Кроме того, предприятие получает энергетический паспорт, регистрируемый в российском Министерстве энергетики. Тем самым формальные требования закона №261-ФЗ на первых порах можно считать выполненными.

«Принимать меры пока не обязательно», – объясняет Александр Фадеев, руководитель энергоаудиторского направления в московской консалтинговой компании MSI ФДП-Аваль. Он считает, что внедрять предложенные по результатам энергопроверки меры нужно будет не раньше 2014 г.

Стоимость и длительность такой проверки могут сильно варьироваться в зависимости от размеров компании и ее специализации. «На металлургическом комбинате проверка может длиться свыше 14 месяцев. На маленьких предприятиях хватит и двух месяцев», – говорит Фадеев. Поскольку официального прейскуранта на эту процедуру не существует, эксперт советует проводить конкурс среди аудиторов и обращаться к той организации, чье предложение будет наиболее выгодным. Опять-таки, в зависимости от размеров предприятия, такая проверка может стоить от 600 тыс. до 24 млн. руб.

Предприятиям следует рассматривать энергоаудит как инвестицию, которая принесет им конкретный результат, считает Фадеев. На большинстве предприятий затраты на аудит окупятся за короткое время. Этот аргумент особенно важен для российских компаний, которые привыкли отыгрывать свои затраты в течение трех-пяти лет. Но это относится и к высокоэффективным немецким производствам, работающим в России. Например, энергопроверка на одном из немецких предприятий по производству оконных профилей под Москвой потребовала инвестиций в два миллиона евро, за счет чего удалось сэкономить сумму, эквивалентную более чем 460 тоннам горючих материалов в год. Таким образом, все затраты окупились за два года.

Энергоэффективность не является принудительной мерой, но она повышает конкурентоспособность предприятия, – сказал Андрей Бородин, менеджер московской компании «Связь Инжиниринг», выступая на брифинге в ВТП. Эта компания в числе прочего выпускает светодиоды и электронное оборудование для энергетики. Экономия энергозатрат при этом не может быть самоцелью. «Если просто выкрутить половину лампочек и сидеть в полумраке, то электричество, конечно, сэкономить удастся, но при этом резко упадет производительность труда», – говорит А. Бородин. По его словам, лучше было бы добиться той же степени освещенности при меньших энергозатратах, например, за счет светодиодной техники. Но для этого могут потребоваться долгосрочные инвестиции, на которые российские предприятия идут очень неохотно.

А. Фадеев считает, что российская промышленность могла бы экономить в год сумму, эквивалентную 65 миллионам тонн горючего, если бы занялась повышением энергоэффективности. Немецкие компании, работающие в стране, придерживаются высоких стандартов в этой области. «Но и им энергоаудит пойдет только на пользу. Ведь свежий независимый взгляд со стороны помогает увидеть скрытые ресурсы», – считает Герхард Марков, вице-президент компании MSI ФДП-Аваль.