«В России нет места для экспериментов»

Почему креативная экономика в Росси развивается так медленно?  Интервью с Еленой Зеленцовой, директором Агентства Творческие индустрии»./ Моника Холлахер, ВТП Россия

По всему миру креативную экономику все чаще называют двигателем экономического развития, в особенности в период кризиса. Как обстоят дела в России?

Фактически мировая ситуация была освещена в последнем докладе ООН за 2010г. «Креативная экономика», где были представлены кризисные показатели за 200­8-2009 гг. Согласно этому докладу, объем торговли в сфере креативной экономики вырос на 12 процентов во время кризиса, в то время как объем мировой торговли в других сферах сократился. Это свидетельствует о том, что нематериальный творческий культурный капитал остается востребованным даже в таких сложных экономических обстоятельствах. 

Если говорить о России, то здесь ситуация в сфере креативных индустрий более сложная и неоднозначная. Руководство страны пока не считает креативность приоритетной задачей, поскольку понятие «креативности» непосредственно не связано с культурой. Когда говорят об инновациях или модернизации, то, в первую очередь, подразумевают технологическую модернизацию и инновации в сфере IT. При этом, например,  когда эксперты обсуждают, как улучшить инвестиционный климат в России, они совсем не уделяют внимания культурным проектам, которые могли бы стать ключевым фактором в этой сфере.

Но, тем не менее, на уровне городской и региональной политики есть прецеденты, когда творческие индустрии или креативная экономика рассматривается как приоритет. Например, в Красноярске, Сургуте и еще ряде городов.

Можете ли Вы назвать конкретные проекты?

К сожалению, конкретных проектов еще очень мало. Пока многие проекты разработаны только на уровне теории. Тем не менее, есть действительно продвинутые в этом отношении регионы, такие как Пермь, где культурное обновление стало неким драйвером экономического и социального развития региона. В рамках проекта было сделано достаточно много, в том числе был создан «Пермский центр развития дизайна». Центр занимается программами преобразования городской среды, привлечением дизайнеров, а также реализацией всего внешнего представления Пермского края. Пермь объявила себя культурной столицей России, причем понятие «культурная столица» рассматривается городом не как самоцель, а как стратегия: создается культура мирового уровня, которая становится основой, и затем все остальное нужно дотягивать  до ее уровня.   

Помимо такого масштабного и амбициозного пермского проекта, есть более локальные, но не менее значимые проекты, которые реализуются частными бизнесменами. Например, Digital October на фабрике «Красный октябрь», где мы с Вами сейчас находимся, или «Центр современного искусства Винзавод», и т.п. Можно также назвать несколько очень успешных проектов в регионах, например, проект в Карелии, где «Центр культурных инициатив республики Карелия» соединил усилия ремесленников, художников и современных дизайнеров, которые создали линейку конкурентоспособной востребованной продукции. Художники создавали новые продукты, используя традиционную народную культуру. Эти проекты имели большой коммерческий успех.  

В каких условиях развиваются креативные индустрии в России?

Всё, что говорят о сложности ведения бизнеса в России, применительно к малому и среднему бизнесу, распространяется и на творческие индустрии. Но есть и специфические трудности, с которыми сталкиваются творческие индустрии именно в России. Например, в России мы очень часто работаем на молодых рынках. Например, рынок рекламы существует в России с 1991 г. Таким образом, у нас еще недостаточно опыта. Развитие идет либо по пути прямого заимствования западных образцов, когда просто переводят рекламу на английский язык, или, например, покупают идею телешоу или телесериала и просто адаптируют ее под российскую действительность. Творческая составляющая недостаточно развивается.

Почему так происходит?

Чтобы создать собственный творческий продукт, необходимо инвестировать в инфраструктуру. Формально, например, Стив Джобс создал iPhone, Билл Гейтс создал Windows в рамках одного коммерческого предприятия. Большинство творческих людей, копирайтов и патентов можно найти в странах, где существуют более благоприятные условия для ведения бизнеса: работают соответствующие образовательные системы, которые производят качественный продукт уже в виде квалифицированных кадров; существуют городские программы, привлекающие креативный класс. Креативная инфраструктура сильно зависит от экономических и социальных условий, составляющих основу креативной экономики. В этом смысле дефицит инвестиций в креативность приводит к дефициту творческого продукта. И это происходит не потому, что бизнесмены в России ленивые или менее способные. Просто без необходимой инфраструктуры очень трудно чего-то достичь. Вот сегодня, например, мы говорили с одним моим знакомым о том, что ВГИК не справляется с «производством» квалифицированных режиссеров, продюсеров и операторов. Не хватает современного опыта, знаний, мощностей и т.п., так откуда возьмется индустрия отечественного кино на том уровне, на котором она развивается в других странах? В европейских странах существует мощная поддержка национального кинематографа.

Кроме того в России нет возможности для творческого эксперимента. С этой проблемой сталкиваешься уже на уровне науки. В результате академических исследований, которые непонятны обычному человеку и, с точки зрения обычной жизни, бессмысленны, через 50 лет рождаются компьютеры, телефоны и другие вещи, которые делают нашу жизнь лучше. Так же происходит и с художниками, писателями, артистами. Они творят для очень узкой публики, поскольку их творчество понятно не всем. Из их творческого продукта потом вырастает, например, дизайн самых продаваемых автомобилей, или оформление общественных пространств, которое делает город привлекательным для туристов, или всемирно продаваемые бренды одежды. Как и в науке, в креативных индустриях должна существовать определенная зона эксперимента, в которой потом многие могут творить. И именно это творчество как раз и является основой конкурентоспособности. Отсутствие поддержки этой «зоны эксперимента» в креативных индустриях, так же как и отсутствие поддержки науки, не позволяет достичь высот, как в смысле технологических инноваций, так и в смысле креативной экономики. Чтобы чего-то добиться в этих сферах, необходима поддержка, начиная с более дешевых помещений и заканчивая финансовой помощью проектов старт-ап.  

Там не менее кое-что в последние годы изменилось. В особенности в сфере искусства и культуры.

Это правда. Один из отечественных кураторов вспоминал, что когда 20 лет назад специалисты в области современного искусства занимались организацией выставок современного искусства в России, которые посещали 5 сумасшедших арт-критиков, они вынуждены были постоянно объяснять их целесообразность. Сегодня, когда крупные российские бизнесмены поддерживают искусство и строят такие центры, как «Гараж», никто не задает вопроса, нужно ли это.  Потому что теперь все поняли, что эти проекты очень важны для города, и они способствует не только культурному, но и общему развитию города.

Эксперементальный подход в науке сейчас реализуется в престижном проекте Сколково. Российская Силиконовая долина. Что Вы думаете об этом?

По поводу Сколково уже много написали, почти все видят в нем те или иные недостатки.  Я боюсь, что я не открою ничего нового. Любая компания, в особенности предприятия малого и среднего бизнеса, оказывается в очень агрессивной среде на всех уровнях - законодательном, с точки зрения бюрократии, с точки зрения налогов, с точки зрения производственной базы, с точки зрения сбыта и, наконец, она сталкивается со слабой инфраструктурой. В этом смысле, когда мы говорим о такой сложной атмосфере ведения бизнеса, говорить об одном отдельно взятом оазисе с моей точки зрения наивно.

Я согласна с Вами. В этой сфере нужно делать больше, об этом часто говорят в Германии.

Да, но я думаю, что европейцы все-таки недооценивают специфику среды, в которой мы живем. Во-первых,  недооценивается тот факт, что наша экономика является сырьевой. На сырьевой экономике у нас держится вся социальная сфера. Перестройка экономики была бы крайне болезненной мерой. Очень многим людям выгодна существующая система.  Однако пока неясно, кто выиграет в современном обществе, ориентированном на творчество, технологии и услуги. Главным тормозом для развития страны является те, кто проиграет от модернизации. Причем они точно знают, что проиграют. А вот, кто выиграет, не известно. Это очень сложная проблема, которая препятствует модернизации в России.

Тем не менее в последние годы произошли изменения, появились целые культурные кластеры, причем не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в других городах. Такие проекты всегда развиваются благодаря частной инициативе. Будет ли город также участвовать в таких проектах и начнет поддерживать подобные начинания?

К сожалению, пока нет. Я вынуждена признать, что на сегодняшний день все происходит как раз наоборот. Здесь в Москве такие проекты, как «Винзавод» и «Art Play», территориально расположены рядом. Сейчас в своем развитии они натолкнулись на проблемы, которые не могут быть решены за счет частной инициативы и требуют вмешательства городских властей. Например, это движение на близлежащих улицах, организация паркинга и т.д. Такие проблемы нельзя решить за счет частной инициативы, здесь должна быть зона государственно-частного партнерства. Пока здесь ничего не изменилось. Но я все-таки надеюсь, что сейчас в культурной политике Москвы наступят перемены.

 В России частные инвесторы создают креативную инфраструктуру. Но есть вещи, которые не могут быть созданы в отсутствие государственного внимания. Причем речь идет не только о деньгах, но и о законодательных инициативах и политической поддержке.  

Какие услуги предлагает Ваше Агентство «Творческие индустрии»?

Мы работаем на трех уровнях: исследования, консалтинг, разного рода образовательные и тренинговые программы. В части исследований мы закончили один проект с финским «Институтом России и Восточной Европы» – исследование общего профиля творческих индустрий в России. Второй проект мы делаем с Сибирским Федеральным Университетом по оценке потенциала креативных индустрий в Красноярске. Как консультанты мы работаем с регионами, городами и предприятиями. Мы разрабатывали концепцию культурной политики для Пермского края, сейчас мы вовлечены в создание Центра дизайна в Республике Карелия. К нам также обращались компании и корпорации, которые не имеют прямого отношения к культуре, но владеют не вполне профильными активами или нуждаются в перепрофилировании в сфере креативной экономики.

В нашей образовательной деятельности, нам удалось найти спонсорские средства, которые позволяют нам реализовать благотворительную программу по дистанционному образованию для творческих предпринимателей. Нам было важно организовать именно дистанционное обучение, поскольку мы хотим привлечь больше начинающих творческих предпринимателей из регионов.