Стабильность в бушующем море?

Задачи и проблемы финансового сектора и возможные пути их решения. / Торстен Эрдманн, Commerzbank AG Москва

Перед финансовым сектором стоит сложная задача: с одной стороны – соответствовать всем изменениям общеэкономических реалий, с другой –   стабильно и по возможности неизменно предоставлять немецким компаниям и экспортерам финансовые и гарантийные инструменты, необходимые для реализации бизнес-отношений с Россией.

Россия – тихая гавань?

После падения в период мирового финансово-экономического кризиса (в 2009 г.  ВВП упал на восемь процентов) реальный сектор российской экономики начал восстанавливаться. В 2010 и 2011 гг. рост составил четыре процента – прежде всего за счет повышения внутреннего спроса. Стабилизирующее действие оказывает также невысокий государственный долг (11,5% ВВП), увеличение золотовалютных резервов (в настоящий момент свыше 500 млрд долл.), сравнительно невысокая внешняя задолженность и укрепление курса рубля в рамках установленного коридора. И, конечно, решающий фактор: в 2011 г. Россия оставалась в числе лидеров сырьевой гонки. Средняя рыночная цена на нефть марки Ural в 108 долл. за баррель вновь обеспечила теперь уже преемнику бывшего министра финансов Кудрина профицит бюджета. По данным на конец декабря, инфляция в 2011 г. составила 6,1%, что является историческим минимумом. Он был достигнут прежде всего благодаря регулирующим мерам со стороны правительства и Центробанка. Прогнозы на наступивший год также вполне позитивные: Центробанк ожидает, что инфляция в 2012 г. не превысит пяти-шести процентов, а рост ВВП составит 3,5%.

Таковы положительные аспекты ситуации. Но есть некоторые факторы, ее омрачающие, и они, как всегда, связаны с ценой на нефть. По мнению аналитиков, снижение стоимости барреля до 80 долл. приведет к сокращению поступлений в бюджет примерно на 40 млрд долл., что соответствует двум процентам ВВП. Бюджет на 2012-2014 гг., правда, предусматривает жесткую политику в отношении расходов и рост поступлений не только за счет нефтегазового сектора, – но для этого необходимы структурные изменения во всей экономике в целом. А они продвигаются весьма медленно. Да и рост экономики по сравнению с другими странами БРИК идет весьма умеренными темпами. Влияние внешних факторов стало ощущаться уже в 2008 и 2009 гг. В их числе необходимо назвать охлаждение мировой конъюнктуры и связанное с этим падение спроса на энергоносители и сырье, а также продолжающий нарастать кризис европейских долговых обязательств.

Что будет с Европой?

В середине февраля 2012 г., когда готовилась эта публикация, мы переживали то ли внушающую надежды передышку, то ли очередную отсрочку неизбежного. Греческое правительство, несмотря на массовые протесты внутри страны, одобрило очередной пакет мер экономии. Но, собственно, дело теперь уже не только в Греции. Нынешние проблемы гораздо многослойнее и речь уже давно идет не просто об отдельных странах – Греции, Португалии, Ирландии, Италии или Испании. Вопрос в том, удастся ли Европе вместе с ее партнерами возвести долговечный и прочный «брандмауэр» в лице Европейского фонда финансовой стабильности? Будоражащие сообщения, то и дело мелькающие в прессе, –  это только одна, материальная сторона медали. Неясным остается другое: сумеют ли страны еврозоны наверстать упущенное за последние годы. Единая валюта требует, кроме всего прочего, единых принципов в проведении национальной фискальной политики и четкого следования правилам игры. И хотя достигнутые сейчас договоренности продолжают ожесточенно обсуждаться и уже снова успели появиться «несогласные» – что, в общем, для Европы не ново – в конце концов, это все же единственно возможный путь к спасению евро и возвращению ему стабильности. Крах еврозоны не в наших интересах, прежде всего не в интересах ориентированной на экспорт немецкой экономики. Возвращение к национальным валютам, вероятней всего, обернется для Германии сильной ревальвацией, что в свою очередь приведет к удорожанию товаров и услуг на внешних рынках, к снижению спроса, незагруженным мощностям, снижению занятости населения и к росту социального напряжения.

В связи с европейским долговым кризисом вновь заговорили о банках и финансовой системе как едином целом. Стоит разъяснить лишний раз: покупка банками суверенных бумаг стран еврозоны не относится к числу высокоспекулятивных финансовых сделок. Эта форма кредитования (по настоянию регуляторов) не зачислялась в собственный капитал банков, что способствовало участию банков в финансировании государств. Сейчас речь отнюдь не идет о перекладывании убытков от сделок с этими бумагами на плечи налогоплательщиков. Идет поиск возможных решений и способов абсорбации банковскими балансами огромных убытков, которые банки уже несут и еще понесут в будущем. Отсюда и требование повысить нормы и стандарты в отношении банковских активов и создать необходимые буферы защиты. Все это требует от самих банков необычайных усилий: ведь на меры, которые теперь необходимо реализовать буквально за несколько месяцев, принятый чуть раньше документ «Базель-3» изначально отводил несколько лет.

Парадокс – что связывает Россию и Грецию?

Взаимосвязь рыночной конъюнктуры, цен на энергоносители и сырье очевидна. Но каким образом европейский долговой кризис влияет на возможности финансирования российских импортеров западными и в особенности местными банками? Небольшой экскурс в мир российских финансов:

Несмотря на консолидацию, проходившую в последние несколько лет, в стране продолжают действовать свыше тысячи финансовых институтов, и на первый взгляд может показаться, что страна буквально кишит банками. Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что до банковского «перенасыщения» ей пока еще очень далеко. На двенадцать крупнейших банков страны приходится примерно 70% всех банковских активов, а топ-200 покрывает уже свыше 90% активов и 80% собственного капитала. Таким образом, коллективный портрет российских банков конкретизируется, что немаловажно при решении вопросов о финансировании и взятии на себя рисков. В последнее время часто говорят о нехватке ликвидности. Да, благодаря росту числа выданных кредитов и уровня доходов населения ликвидности стало меньше. Центробанк вновь активизировал рефинансирование, но ведет эту политику очень взвешенно. Имеющиеся данные банковской отчетности по системе IFRS за первые девять месяцев прошлого года и данные годовых балансов по российской системе учета говорят о том, что 2011 г. был прибыльным для российских банков, и они вновь способны финансироваться из внутренних источников. В отличие от 2008 г., зависимость банков от иностранных кредиторов невелика, сроки погашения стали более взвешенными, портфели ценных бумаг структурируются консервативнее, управление рисками оптимизировалось, создан инструментарий потенциальных мер поддержки со стороны государства и при необходимости его можно применить в кратчайшие сроки. Средняя капитализация российских банков составляет 14,9%, что на общемировом уровне неплохо. Но, несмотря на рост в прошлом году числа выданных кредитов с 15% до 20%, многие российские импортеры все еще испытывают трудности с их получением, что в свою очередь негативно отражается на немецких экспортерах. Расширение системы кредитования, к сожалению, коснулось не всех отраслей и не всех компаний. Малые и средние предприятия зачастую по-прежнему не имеют доступа к источникам финансирования.

Нынешняя турбулентность на финансовых рынках, так или иначе, затрагивает российские банки и компании. Несмотря на всю симпатию к мерам по капитализации развивающихся рынков (эмиссии ценных бумаг, синдицированные кредиты, публичное размещение акций), надо признать: и объемы, и временные рамки действия этих мер ограничены. Многие традиционные финансовые инвесторы до сих пор не вернулись на рынок в полной мере. Кроме того, из-за общей волатильности и утраты доверия возросла совокупная стоимость рисков.

 

Необходимость избавляться от рисковых активов заставила, в том числе и западные банки, пересмотреть свою политику в отношении клиентских операций и сфокусироваться на них. На классических формах финансирования торговли эти изменения отразились в меньшей степени. Из-за ограниченного доступа европейских и российских банков к американскому доллару наблюдается тенденция к удорожанию долларового кредитования. В отношении же финансирования, предоставленного под гарантии государственных агентств экспортного страхования (например, Euler Hermes), стоит заметить: надежность этих гарантий зависит от страны, их предоставляющей. Недавнее снижение рейтинга некоторых европейских стран привело к удорожанию экспортного страхования в этих странах. Несмотря на это данный инструмент финансирования по-прежнему доступен.

Так что же делать?

Изменение рамочных условий требует от банков пересмотра используемых инструментов финансирования и страхования торговых сделок. Но в конечном счете надежнее всего придерживаться проверенных методов: мы в Commerzbank делаем ставку на сохранение и расширение линий краткосрочного торгового финансирования, предоставление гарантий и подтверждение и финансирование аккредитивов. Для российских банков это открывает доступ к надежным источникам рефинансирования для их собственных клиентов, а немецким компаниям дает гарантии – что особенно важно в непростые кризисные времена. В дополнение к собственным продуктам и благодаря тесному сотрудничеству с международными финансовыми институтами – Европейским банком реконструкции и развития и Международной финансовой корпорацией – нам удалось оптимизировать структурирование рисков для всех участников процесса.

 

Нам часто задают вопрос, а зачем вообще нужно подключать к участию в сделках российские банки. Естественно Commerzbank AG, как и другие немецкие банки, имеет оперативное подразделение в России, собственное дочернее предприятие ЗАО Коммерцбанк (Евразия) со штаб-квартирами в Москве и Петербурге, имеющее все необходимые лицензии. В кредитные портфели этих структур входят российские компании и дочерние предприятия немецких и европейских фирм. Инвестиции в России финансируются в том числе и в форме сопровождения экспортных сделок. Но объемы инвестиций, необходимых России, чтобы ускорить модернизацию ее экономики, а также, чтобы удовлетворить растущую потребительскую активность ее населения, превосходят возможности российских дочек немецких банков – им не хватает капитализации, присутствия на региональных рынках, кадрового и технического потенциала. Поэтому участие российских банков в наших схемах финансирования представляется нам необходимым.

Итог: Финансирование сделок с участием российских партнеров было как до кризиса, так и во время него, и будет осуществляться и впредь. Это не какое-то мимолетное веяние моды. Важно искать и находить для него оптимальные формы. А для этого как средним, так и крупным фирмам-экспортерам и потенциальным инвесторам рекомендуется заблаговременно информировать свой банк об основных пунктах готовящихся проектов. В 2012 г. наши специалисты, как и прежде, готовы к обсуждению всех этих нюансов.

 

Источник показателей и статистических данных для этой публикации: Commerzbank Research и Центробанк РФ.