Два часа вслепую

Бизнес-тренинги «Диалог в темноте» помогают участникам раскрыть свой скрытый потенциал. И не только. / Моника Холлахер, Российско-Германская ВТП

Здесь ужасно темно. Глаза ищут опору. Другие, притупившиеся было, чувства мгновенно начинают обостряться. Я слышу голоса, нащупываю стену, чувствую нарастающее беспокойство, и испытываю облегчение лишь сев на стул. И вот поступает команда: наша группа должна разместиться за столом в алфавитном порядке. Но как это сделать, если здесь ничего не видно, кроме темноты? Кажется, эту темноту можно потрогать руками. Снова нарастает легкая паника. Но каким-то образом нам это все же удается: слыша голоса и нащупывая друг-друга, каждый наконец усаживается на правильное место, уложившись в восемь минут, как нам и велели. Все невероятно горды собой: задание удалось выполнить без каких-либо эксцессов.

Я сижу на бизнес-тренинге для менеджеров по персоналу, устроенном социальной франшизой Dialogue in the Dark («Диалог в темноте»). С марта этого года тренинги в Москве проводят компании: «МаркетКомпас», Russia Consulting и Dialogue Social Enterprise. Изначально идея „Диалога в темноте“ принадлежит Андреасу Хайнике, который захотел рассказать зрячим людям о буднях слепых. Однажды он устроил интерактивную выставку в Гамбурге, посетители которой в абсолютной темноте попадали в различные повседневные ситуации и учились преодолевать их под руководством слепых тренеров. Насколько мы зависим от зрения понимаешь только тогда, когда оно отключается. Целью выставки была идея подтолкнуть людей к диалогу, дать им почувствовать себя в ситуации людей с ограниченными возможностями, ощутить свою ценность и оценить помощь, принятую от незрячих людей. После той выставки, устроенной пять лет назад, родилась идея проводить бизнес-тренинги, т.к. столкнувшись со слепотой, посетители стали открывать в себе потенциал, который помогал им развивать такие качества как лидерство, создание команды, конфликт-, и проект-менеджмент и другие.

«Тренинг может длиться четыре часа или два дня», — рассказывает Тобиас Райснер, представитель компании «МаркетКомпас», которая около года назад привезла «Диалог в темноте» в Москву. При этом в полной темноте участники проводят 2-3 часа — в зависимости от целей и вида тренинга. Руководят ими слепые тренеры. Затем следует обсуждение и проработка пережитого с бизнес-тренерами. Программы составляются индивидуально, их содержание зависит от целей, которых нужно достичь.

В Москве девять незрячих тренеров нашли постоянную работу благодаря проекту «Диалог в темноте». Тобиас Райснер надеется, что со временем их станет еще больше. На каждом семинаре задействовано большое количество сотрудников. Несколько слепых тренеров и один модератор курируют участников в темноте. На заднем плане всегда дежурят еще двое зрячих сотрудников. Затем к команде присоединяется еще один бизнес-тренер, с которым участники разбирают первую часть семинара уже при свете. В московском отделении «Диалога» работают опытные и известные в России специалисты.

Во время семинара мне кажется, что тренер не слишком занят мною. Он дает  лаконичные указания, но дополнительных пояснений или помощи ждать от него не приходится. «Это делается специально», — объясняет мне потом незрячий тренер Павел. Ему тоже никто не помогал, когда однажды, когда он шел хорошо знакомой ему дорогой на работу, но вдруг натолкнулся на перегородивший тротуар грузовик. Целый час он потратил, чтобы понять, как обойти неведомое препятствие. Так же и участники группы должны по возможности самостоятельно находить выход из предлагаемых им ситуаций. «Лишь решая задачу можно чему-то научиться, и на поражении тоже учатся», — уверяет Павел. Граница фрустрации в нашей группе проходит довольно высоко: мы радуемся самым незначительным успехам — например, когда спустя десять минут нам все же удается собрать матрешку, состоящую из четырех частей. Правда, задание нужно было выполнить в два раза быстрее, но еще до этого, в процессе, мы многого достигли: во-первых, мы выяснили, что за предметы у нас вообще в руках, потом — сколько их, у кого в руках самая маленькая часть, у кого — самая большая, и наконец, кто и как будет складывать их одна в другую. При свете дня это дело одной минуты. В темноте же — это целый проект. И поскольку мы прилагали огромные усилия, чтобы выполнить хотя бы 30% задания используя всего лишь 25% нашего чувственного восприятия, мы все же необычайно довольны результатом. Выбор предлагаемых заданий зависит от цели семинара: формирование команды, разрешение конфликтов, лидерство или просто самосознание.

«Каждый реагирует на темноту по-разному», — рассказывает Тобиас Райснер. Некоторые испытывают панику, страх, другим кажется, что они как в космосе, третьи сохраняют хладнокровие, четвертые теряют страх перед слепотой. Только один процент участников вообще не может вынести темноту. В любом случае на тренинге можно многое узнать о себе самом. Кто-то открывает у себя лидерские качества, кто-то — незнакомые страхи, другие — освобождаются от этих страхов. «Но ни для кого пребывание в темноте не проходит бесследно», — говорит Тобиас. Опросы, проводившиеся среди участников в разных странах, показали, что через три года после прохождения тренинга 70% участников помнили каждую пережитую тогда мелочь: различные эмоции, испытанные ими во время тренинга, каждое задание и способы его решения, имя тренера, и какой пирог они ели в конце семинара во время чаепития в темноте. То есть, с точки зрения продолжительности воздействия, это оказывается хорошей инвестицией.

«Диалог в темноте» — сетевой проект, он работатет уже в 13 странах, в том числе в таких городах, как Шанхай, Гонконг, Токио. По всему миру 409 слепых тренеров обрели в «Диалоге» постоянную, высококвалифицированную работу.

Менеджеру тренинга Светлане Наумчук еще многое предстоит сделать в Москве. Методика «Диалога» подходит для очень многих целей и в каждой стране обязательно выявляется своя специфика. Сейчас, например, в Москве разрабатывают тренинг по управлению стрессом — стресс серфинг для руководителей. Еще один проект — вместе с компанией-заказчиком проводить тренинг-тестирование для соискателей работы. В сфере самосознания и интеграции тоже много еще неосвоенного. «Также спросом в России наверняка будут пользоваться тренинги для представителей творческих профессий — дизайнеров, режиссеров, стилистов», — считает Светлана.

Мой тренинг в темноте закончился через два часа, и он достиг своей цели. Я заметила, как меняется мое воспритяие, когда я могу только обонять, прикасаться и слышать. И мне показалось действительно очень увлекательным и волнующим решать разные задачи вместе с коллегами по группе. Вообще, у меня возникло такое чувство, что после того, как мы столько всего преодолели вместе, мы стали друзьями. Я неожиданно поняла, почему Павел занимается в свободное от работы время парапланеризмом, а его коллега — дайвингом, хотя мне все-таки трудно представить себе, как бы я могла жить в этом мире без глаз. Но на тренинг я бы пошла еще!