Сельхозимпортеры выиграют от вступления России в ВТО

Вступление страны в ВТО российские агрофирмы встречают со смешанными чувствами. / Бернд Хонес, GTAI

На переговорах по поводу вступления в ВТО Россия пошла на ряд уступок. Немецкие экспортеры сельхозпродукции должны воспользоваться этим для роста своих поставок. Снижение ввозных пошлин будет закреплено законодательно, сдерживающие свободную торговлю субсидии будут сокращены или отменены, ветеринарные и фитосанитарные нормы – пересмотрены.

По данным журнала «Эксперт», таможенный тариф на сельскохозяйственную продукцию в среднем снизят с 15,6 до 11,3 процентов. Немецкие эксперты ожидают снижение пошлин в среднем до уровня в 11,5 процентов. Это несколько выше, чем российская ввозная пошлина на промышленные товары, но все же ниже, чем импортные пошлины ЕС на сельхозпродукцию.

Примерно треть всех новых тарифов начнет действовать сразу с момента вступления в ВТО, еще  четверть – через три года. На такие продукты, как, например, говядина или свинина, будут установлены квоты, в пределах которых будет действовать более низкий тариф, чем при их превышении.

Квоты на свинину, например, хотя и снизятся с 500 000 тонн до 430 000 тонн в год (российские переговорщики сначала добивались снижения планки до 300 000 тонн), но зато в рамках этой квоты будет действовать нулевая ставка. Сейчас ставка составляет 15 процентов. С 2020 года квоты будут отменены вообще, а на всю ввозимую свинину будет действовать единая таможенная ставка в 25 процентов.

Ввозные пошлины на живых свиней упадут с 40 до пяти процентов. Это должно заметно оживить импорт мясных пород для российских мясных заводов. По прогнозам экспертов, в Россию будет поставляться свыше миллиона голов живых свиней мясных пород в год – по крайней мере, столько их импортировалось в 2009 году, до введения 40-процентной ставки.

Одним из важнейших пунктов в переговорах были государственные субсидии для сельхозпроизводителей. Пока они остаются мало прозрачными. Семейные и кооперативные агрофирмы жалуются, что при выдаче субсидированных кредитов государство отдает предпочтение не им, а крупным холдингам, за которыми зачастую стоят думские депутаты. Как сообщил журнал «Эксперт» в ноябре прошлого года, в 2012 и 2013 годах государство будет иметь право выделить на поддержку сельхозпроизводителей по 9 млрд. долларов, к 2018 году лимит снизится до 4,4 млрд. долларов. Кроме того, субсидии на производство некоторых продуктов, например, свинины, будет ограничены максимум 30 процентами от общей суммы выделенных субсидий. «Пункт критике не подлежит», – приводит «Эксперт» слова аналитиков, так как сейчас допустимая концентрация субсидий для поддержки какого-либо одного продукта меньше – она не может превышать 15—16 процентов.

Ветеринарные и фитосанитарные нормы, а также технические ограничения торговли должны быть гармонизированны с нормами, утвержденными ВТО. Для многих немецких компаний этот пункт очень важен. Известен случай, когда Россия запретила импорт немецкого мяса, так как в нем были обнаружены мельчайшие следы антибиотиков. «России придется теперь отказаться от требования нулевого содержания антибиотиков и признать допустимые минимальные нормы ЕС, которые основаны на научных изысканиях», – комментирует д-р Аксель Штокманн, глава департамента продуктов питания, сельского хозяйства и защиты прав потребителей посольства Германии в Москве. Немецкие предприятия уже давно настаивали на этом. «В последнее время в этом вопросе действовали двойные стандарты, – говорит д-р Штокманн, – импортная продукция зачастую контролировалась гораздо строже, чем отечественная».

Несмотря на многочисленные преимущества для немецких экспортеров продуктов питания,  немецкие эксперты отрасли пока отзываются о грядущих положительных сдвигах с осторожностью. Ведь даже будучи членом ВТО, Россия может и дальше пытаться оказывать поддержку своим производителям. Например, под предлогом защиты здоровья животных и граждан. Впрочем, такие предложения должны быть очень тщательно обоснованы.

Российские аграрии смотрят на предстоящее вступление страны в ВТО со смешанными чувствами. На тех, кто работает на самообеспечении, и на малых предприятиях, которые до сих пор производят более половины всей сельхозпродукции в стране, вступление в ВТО отразиться не должно.  На средних предприятиях и кооперативах, владеющих от 100 до 5000 га угодий, влияние может быть различным. До большинства из них щедрые государственные дотации так никогда и не доходили. Выживут структуры, организовавшие свою деятельность на рентабельной основе. То же касается и крупных аграрных холдингов. Российское правительство должно будет сократить их поддержку. За счет снижения ввозных пошлин возрастет конкуренция. Особенно тяжело придется тем фирмам, которые недавно инвестировали в разведение мясных свиней и крупного рогатого скота, рассчитывая на свое мнимо-монополисткое положение и щедрую господдержку. Птицеводам придется легче. Переходный период продлится до восьми лет.

Конечно, есть и такие российские компании, которые только выиграют от вступления в силу правил свободной торговли. Это в первую очередь производители масличных семян, растительного масла и зерновых. Для них откроются новые рынки сбыта.