«Нужно воссоздать баланс между жилым пространством, отдыхом и работой»

Интервью с Каримой Нигматулиной, и. о. директора Научно-исследовательского и проектного института Генерального плана города Москвы, о Москве будущего

Столица взяла на вооружение девиз «Москва – город, комфортный для жизни». Опишите, пожалуйста, вкратце, что стоит за этими словами.

Главный ресурс, которым сейчас располагает наш город, – это люди, живущие в нем. Крупные мегаполисы конкурируют за этот ресурс. К сожалению, Москва, несмотря на свой гигантский экономический потенциал, при сравнении с другими мировыми столицами во многих отношениях не выглядит блестяще. Пробки, экология, неухоженные дороги, – из-за всего этого люди ощущают здесь дискомфорт. И это особенно обидно, учитывая огромный потенциал Москвы, ведь например, ни в одном другом мегаполисе мира нет такого количества зеленых насаждений, как в Москве. То же касается и городского пространства: у нас есть красивые улицы, широкие тротуары, исторические бульвары, но все это заставлено машинами и не располагает к времяпровождению. Если нам удастся реализовать этот потенциал, мы сможем достучаться до людей, которые так нужны для долгосрочного и стабильного развития города.

Как мы можем достичь этого? Во-первых, необходимо развивать городское  пространство. Москва должна стать городом, который интересно открывать пешком. Только так люди начинают чувствовать свой город, вырабатывают к нему личное отношение. Во-вторых, нужно повышать качество жизни, расширяя возможности для отдыха и проведения свободного времени. Сюда относится обустройство наших парков и скверов. В-третьих, нужно улучшать ситуацию с личным и общественным транспортом. Жители должны иметь возможность с максимальным комфортом добираться из пункта А в пункт Б. Это основа для стабильного поступательного развития. В-четвертых, социальная инфраструктура. Здесь все не так плохо, но все же уровень образования и здравоохранения могут быть и выше. В-пятых, многофункциональность. Многие районы Москвы сохраняют монофункциональную структуру. Посмотрите хотя бы на наши спальные районы, в них нет ничего, что делало бы жизнь приятной. Кафе, маленькие магазинчики, любимые места встреч местных жителей — не хватает квартальной культуры. А в других районах, например, в центре, все в основном только работают. Нам нужно воссоздать баланс между жилым пространством, отдыхом и работой.

Как вы собираетесь все это осуществлять?

Пяти лет для этого, естественно, не хватит. Нужна стратегия, рассчитанная на очень большой временной период. К каждому району необходим индивидуальный подход и свой план развития, ведь у всех у них разный потенциал. Кардинально изменить уже сложившуюся структуру в каком-нибудь относительно новом спальном районе сразу не удастся. Но какие-то мелочи можно изменить уже прямо сейчас. Открыть кафе, магазинчики, организовать места для отдыха и занятий спортом, места для прогулок. И уже сейчас у нас есть районы с очень большим потенциалом. Это, например, территории бывших московских промзон.

Сейчас появились далеко идущие планы по реанимации этих промзон, которые после краха крупных советских предприятий пребывают в упадке и медленно варятся в собственном соку.

Да, верно. И они могли бы сыграть ведущую роль в восстановлении баланса между жилым пространством и рабочим. То, как эти промзоны расположены в городе, показывает, что градостроители прошлого целенаправленно стремились к соблюдению этого баланса. Наша задача сегодня – реанимировать эти промзоны и создать там новые рабочие места.

Есть еще районы с высокой долей ветхого жилья, которое необходимо сносить и строить новое. При реконструкции будет учтен принцип многофункциональности. Только так можно со временем изменить старые структуры.

Кроме того, город будет внедрять эту концепцию многофункциональности при проектировании недавно присоедиенных к нему территорий, чтобы на их месте у нас не получился один большой монофункциональный спальный город. В рамках концепции развития новых территорий мы расчитываем, что в течение ближайших двадцати лет здесь на каждые полтора миллиона жителей будет приходиться миллион созданных рабочих мест.

Последняя редакция Генплана подвергается острой критике. Вам предстоит  разработка нового Генплана. Что изменится, а что останется от старого варианта?

Сейчас я не могу дать конкретный ответ. Пока наш институт выиграл тендер Комитета по архитектуре и градостроительству Москвы по сбору всех исходных данных для нового Генплана. На основе этих данных Генплан можно будет актуализировать и конкретизировать.

Но принципиальные основы сегодня уже определены. Это создание полицентричной структуры. Здесь имеется ввиду создание так называемых точек роста. Это будут «Сколково», Международный финансовый центр в Рублево-Архангельском, Молжаниново, в Новой Москве это административно-деловой центр рядом с поселком Коммунарка и еще двенадцать центров роста.

В исторических границах старой Москвы важное значение будет иметь развитие МКЖД (Московской кольцевой железной дороги). Вдоль кольца располагаются промзоны,  благодаря МКЖД ускорится их реструктуризация и они сыграют важную роль в децентрализации старой Москвы.

Общее направление определено, но осталось проработать еще много нюансов. Я только хотела бы подчеркнуть, что несмотря на то, что Генплан в редакции 2010 года сейчас корректируется, развитие города не стоит на месте. Проекты, стартовавшие в эти годы, например, строительство новых линий и станций метро, продолжаются. В этом отношении город целиком и полностью выполняет свои обязательства и перед жителями, и перед инвесторами. Но ведь Генплан смотрит в будущее на 20—50 лет вперед.

Как будет выглядеть Новая Москва?

Для нас важно сохранить культурный и экологический потенциал новых территорий. Заселение новых территорий должно происходить компактно. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы получился такой расплывающийся из центра по направлению к окраинам блин. Не должно быть высоток. Этажность зданий не будет превышать девять-четырнадцать этажей. Не должно возникать микрорайонов, только маленькие кварталы. Лично я очень хочу, чтобы широкое внедрение получили энергоэффективные и зеленые технологии. Это может стать источником новых импульсов для всего города.

Есть ли города, чей опыт во многом мог бы послужить особым примером для Москвы?

Каждый город уникален с точки зрения своей истории и географического положения. Впрочем, есть смысл и в том, чтобы сравнивать между собой города примерно одного порядка. В Москве живут 12 миллионов человек, вместе с областью это около 19 миллионов. Можно поставить ее в ряд с агломерациями с примерно таким же числом жителей – Нью-Йорком, Токио, Парижем и т.д. Есть проблемы, общие для всех мегаполисов, например, пробки. Если мы посмотрим на опыт Токио, то поймем, что для Москвы технология строительства многоуровневых дорог не подходит. Однако опыт японской столицы в области развития рельсового транспорта мог бы быть очень интересным для Москвы. Что касается темы сохранения культурного наследия, то здесь нам мог бы пригодиться парижский опыт.

Ханс Штимманн, который как никто другой повлиял на сегодняшний образ Берлина, единственный иностранный член Архитектурного совета Москвы. Чем интересен для российской столицы опыт Берлина?

Если смотреть с точки зрения градостроительного планирования нам очень интересно, как г-н Штимманн в кратчайшие сроки справился с крайне сложной задачей реконструкции Берлина. Это планирование стало основой для дальнейшего экономического развития города, ему удалось привлечь в город креативный класс и тем самым вдохнуть в него новую жизнь.

И в заключение: увидим ли мы когда-нибудь Москву без пробок?

Может быть, только тогда, когда будут изобретены абсолютно новые технологии передвижения в пространстве (смеется). Не бывает крупных городов без пробок. Но то, что реально можно сделать – это лишить московские пробки их непредсказуемости. Сейчас ты никогда не знаешь, сколько времени проведешь в пробке – час или три часа. Эта непредсказуемость делает ситуацию особенно неприятной и напряженной. Но когда я буду знать, что в определенное время суток на определенном маршруте мне понадобится определённое количество часов, которые можно рассчитать заранее, все станет намного проще и не так напряженно. К этому мы должны прийти в ближайшие шесть лет.