Россия намерена ввести обязательный утилизационный сбор

Производители должны будут либо обеспечить утилизацию своей отработанной продукции, либо платить за это взносы. / Ульрих Уманн, GTAI

Правительство России намерено распространить утилизационный сбор на все товары. Соответствующий законопроект предстоит рассмотреть Государственной Думе. Первое чтение прошло еще в 2011 году, но в последующие два года процесс затормозился. Теперь же президент Путин сдвинул дело с мертвой точки и обязал правительство до марта 2014 года выработать процедуру регулирования утилизации отходов.

До сих пор утилизационный сбор распространялся лишь на некоторые виды товаров. Большой резонанс вызвало введение сбора на утилизацию автомобилей – особенно среди иностранных автопроизводителей, так как изначально сбор был предусмотрен только для импортных автомобилей. А с начала 2014 года плательщиками утилизационного сбора признаются и отечественные производители.

По поводу правового регулирования в сфере утилизации отходов в 2013 году в российском парламенте прошли отчасти неоднозначные дебаты. Тогда же родилась идея основать специальный фонд, через который будет осуществляться финансирование утилизации. Планируется, что взносы в него должны будут платить те производители и импортеры товаров, которые в силу технических или финансовых причин не в состоянии изымать из оборота и утилизировать свою устаревшую продукцию.

По замыслу Минприроды России, средствами фонда должны распоряжаться региональные саморегулируемые организации (СРО) по обращению с отходами и таким образом развивать программы утилизации. Но от этой идеи отказались после того, как стало очевидно, что отдельные компании могут монополизировать эти СРО.

Так, обнаружилось, что госкорпорация Ростех основала не только дочернюю фирму под названием «Национальный экологический оператор», которая, согласно уставу, могла действовать в качестве СРО в сфере утилизации отходов, но и закрытый инвестиционный фонд под названием «РТ-Инвест». «РТ-Инвест» начал скупать региональные предприятия, занимающиеся утилизацией. Это довольно быстро привело к концентрации всей системы в одних руках, включая финансирование процесса утилизации.

Поэтому было выработано альтернативное предложение – поставить утилизационный фонд полностью под контроль государства. Но против этого предложения выступило Министерство финансов: подобная конструкция противоречит бюджетному праву. Так, средства на утилизацию отработанной продукции смогут получать из фондов не только государственные концерны и предприятия, но и прочие предприятия, входящие в СРО. С правовой точки зрения это представляется неправомерной передачей общественных средств частным фирмам.

Следовательно, будет лучше, если сборы на утилизацию будут напрямую направляться в бюджет, а уже оттуда поступать на финансирование соответствующих правительственных программ по утилизации мусора. В них могли бы принимать участие и частные фирмы в рамках государственно-частного партнерства или в качестве получателей концессии.

Министерство природы заявило, что оно согласно с таким предложением финансового ведомства. В законопроект в нынешнем его виде внесен пункт о том, что учреждаемый утилизационный фонд будет полностью находиться в ведении госбюджета. Поступившие в него средства в рамках политики охраны окружающей среды будут направляться на утилизацию отходов.

Среди возможных получателей бюджетных средств, помимо государственных концернов, также значатся административно-территориальные единицы и муниципалитеты, которые на местах осуществляют деятельность по утилизации отходов. Таким образом, Министерство природы получает возможность осуществлять целевое финансирование своих программ.

 

Экспертное сообщество задается вопросом: а удастся ли фонду собрать достаточное количество средств? И вопрос этот небезоснователен в том случае, если производители и импортеры будут развивать свои собственные программы утилизации и таким образом будут освобождены от необходимости пополнять фонд. Хотя в конечном итоге закон достигнет своей цели даже в этом случае – ведь он направлен на организацию экологичной утилизации отходов, независимо оттого, кто будет ею заниматься.

Между тем, пока утилизационный сбор только планируют ввести, в стране уже сейчас работают специализированные фирмы, занимающиеся утилизацией. Они готовы увеличить свои вложения в утилизацию коммунальных отходов. В то же время, коммунальные тарифы для частных лиц в этой сфере довольно невысоки, и гарантии того, что компаниям удастся вернуть вложенные средства, нет никакой. Как показала практика, проблема тут даже не в финансировании таких мер, как, например, внедрение системы раздельного сбора мусора, но в по-прежнему непрозрачном правовом статусе участников рынка. И в этом направлении законодателю стоит поработать.