Долгая ночь в «Домодедове»

В 02:24 Хансъюрген Оверштольц отправил сообщение со смайликом – круглый самолетик над посадочной полосой. Это означает: Мы в Москве. Перелет из Германии в Россию успешно завершен. Перелет, который не продлился и трех часов, но в котором все было совершенно необычным.

Оверштольц, президент группы компаний Bosch в России, был в числе 151 пассажира спецборта авиакомпании Lufthansa LH 1452, прибывшего из Франкфурта-на-Майне. Почти полный Airbus A320neo приземлился сегодня ночью в московском аэропорту Домодедово. На борту много немцев, работающих в России на руководящих должностях, которым, несмотря на все еще закрытые границы, удалось вернуться в страну, получив так называемые разрешения ВКС, а также дипломаты. С 10 июня это уже четвертый подобный «возвратный» рейс, организованный Российско-Германской внешнеторговой палатой (ВТП) и посольством ФРГ в Москве.

Однако по количеству людей, доставленных на этот раз в Москву, он стал самым крупным – еще один небольшой успех в том сложном процессе, который требует от организаторов немало закулисных усилий, а для самих участников нередко становится испытанием на терпеливость, источником беспокойства и тревоги. ВТП с апреля добивалась возвращения менеджеров, используя свои контакты с российскими властями, прилагая публичные усилия и направляя письма в Кремль и министерства. Для многих это в конечном итоге привело к завершению их одиссеи, сделало возможным разрешение той экстремальной ситуации, которая сложилась в деловой и семейной жизни, пусть в каждом отдельном случае для этого и требовались большие усилия по достижению взаимопонимания между германской и российской стороной.

В итоге немецкий бизнес в России снова усилился кадрами. Хансъюрген Оверштольц, проведя на родине время в кругу семьи и друзей, и теперь вернувшись в Москву, уже сравнил перелет с «полноценной жизнью, в которой были и играющие дети, и плачущие младенцы». В одном лайнере с ним находились новый руководитель производства BMW в России Михаэль Киндерманн, а также руководящие кадры таких известных немецких компаний, как Bayer, Stada, Thyssen Schachtbau и Daimler Kamaz Rus, журналист Юрий Решето, возглавляющий студию Deutsche Welle в Москве, а также сотрудники посольства и прочие дипломаты.

В аэропорте «Домодедово» их встречали представители посольства ФРГ, а также команда ВТП во главе с руководителем отдела по связям с государственными органами Андре Фритше, которая работала непосредственно в зоне оформления пассажиров по прилету. Представители ВТП ориентировали прибывших, помогали им словом и делом в заполнении необходимых формуляров и удостоились высокой оценки с их стороны. «Спасибо ВТП за поддержку», – сказал начальник отдела инжиниринга компании Linde Engineering Rus Франк Хельмрайх по завершении своего «бумажного марафона». – «Люди на месте очень помогли. Если бы не они, я все еще был бы там».

Андре Фритше считает именно «человеческий фактор» решающим звеном всего процесса. По его словам, сотрудники Роспотребнадзора и Пограничной службы, испытывая «колоссальный стресс», порой могут принимать решения, которые обычно они, наверное, не принимают.

Наибольшее беспокойство у прибывших вызывали требования по самоизоляции. По-видимому, два распоряжения, вышедшие в середине июля, создали в этой связи немало путаницы. В прошлом ВТП в отдельных случаях удавалось добиваться отмены 14-дневной самоизоляции при наличии отрицательного теста на коронавирус. Но, к сожалению, это не всегда возможно. Так, неприятный сюрприз ожидал генерального директора компании Dienes Rus Якоба Фалька. Поскольку офис его компании расположен в Туле, а выезжающие из Москвы и Московской области в регионы по закону должны соблюдать 14-дневную самоизоляцию в назначенном номере отеля, то Фальк вместо того, чтобы приступить к выполнению своих профессиональных обязанностей хотя бы дистанционно из дома, неожиданно «застрял» на месте. По его словам, три следующие недели уже были полностью распланированы, и вот теперь его куда-то отправят. «Это катастрофа», – говорит Фальк. В многочисленных контактах с представителями Кремля и различных министерств ВТП добивается того, чтобы отрицательный тест на коронавирус засчитывался вместо обязательной самоизоляции.

Несмотря на неприятное известие, в терминале в целом царила непринужденная атмосфера. Сотрудники полиции демонстрировали готовность к сотрудничеству и коммуникабельность. Высокопоставленный представитель министерства транспорта Московской области позаботился о том, чтобы все прошло четко и слаженно, и даже лично перетащил несколько чемоданов пассажиров через зал прибытия к выходу. А снаружи рядами уже ждали микроавтобусы, чтобы развезти прибывших по домам.

Спустя более двух часов после приземления спецборта какая-то пожилая дама из-за ограждения осведомилась у женщин, выходящих из зоны прибытия: «Девушки, их там еще много?». «О да, много», – отвечали те. За большим окном терминала уже рассвело, но для сотрудников ВТП ночь все еще продолжалась. Самолет Lufthansa уже давно улетел в обратном направлении, и два сотрудника Федеральной полиции Германии, следившие во время регистрации за тем, чтобы на борт поднялись лишь те, кому разрешен въезд в Германию, уже направлялись в аэропорт «Шереметьево», откуда сегодня также во Франкфурт вылетал самолет «Аэрофлота». Между тем есть признаки того, что Россия с 1 августа может возобновить регулярное международное авиасообщение. Росавиация подала в правительство соответствующую заявку.

Произойдет ли это на самом деле, пока неясно, как и то, повлияет ли это на авиасообщение с Германией и на условия въезда. В этой связи ВТП пока планирует продолжить работу по организации дальнейших «возвратных» рейсов и созданию списков желающих для их последующей передачи через посольство Германии в МИД РФ. Андре Фритше отметил в этой связи: «Мы не хотим, чтобы люди зависли в воздухе, если 1 августа ничего не произойдет. Поэтому мы продолжим работать».

Репортаж Тино Кюнцеля

Назад

Контакт

Торстен Гутманн

директор департамента коммуникаций