Андреа фон Кнооп: «Россия стала моей судьбой – навсегда»

  • © Hans-Jürgen Burkard, Die Russland-Meister

Она – гранд-дама немецкой экономики в России. Все знают ее, и она знает всех. В качестве сооснователя Союза немецкой экономики в Российской Федерации Андреа фон Кнооп стала первопроходцем для немецкого бизнеса в современной России. В интервью почетный президент ВТП вспоминает важные моменты из 25-летней истории Союза, о своей первой поездке в Москву в 1965 году, а также рассказывает о своей любви к России и о роли ВТП сегодня.

Торстен Гутманн, Российско-Германская ВТП

В 1993 году вы возглавили представительство немецкой экономики в России, а в 1995 году стали председателем правления Союза немецкой экономики, правопреемницей которого позже стала Российско-Германская внешнеторговая палата (ВТП). Какие события и моменты того начального периода вы запомнили особенно хорошо?

Придется вернуться в дикие 1990-е. В то время еще не было никакого офиса немецкой экономики. Многие нынешние члены Палаты сегодня с трудом могут представить, как это было тогда. Советского Союза больше не было, а новая Россия еще не сформировалась. Все мы были свидетелями болезненного перехода к рыночной экономике с такими ключевыми терминами, как либерализация цен, гиперинфляция и шоковая терапия. Это был Дикий Восток, где налоговая полиция могла нанести визит с бейсбольными битами – и как-то так и нагрянула к одной немецкой компании. Тогда было множество нападений. Так, например, в Екатеринбурге шеф немецкой компании был заперт в своей квартире, так как мафия заварила ему дверь. Во многих случаях нам удавалось помочь благодаря отличным отношениям с российскими государственными органами. Энтузиазм, с которым создавался наш Союз, был уникальным. Здесь присутствовали и увлеченность, и оптимизм, и особый настрой. В эти весьма бурные годы это объединяло нас во многие критические моменты.

В этом году ВТП, почетным президентом которой вы являетесь, отмечает свое 25-летие. Насколько изменилась Палата на ваш взгляд за все это время?

Как вы догадываетесь, я не могу быть равнодушной к ВТП как правопреемнице моего Союза. Я очень рада видеть, как два моих преемника, Михаэль Хармс и Маттиас Шепп, продолжили историю успеха Союза, последовательно развивая его. Это особенно стало заметно в последние пять лет. ВТП становится все более цифровой, проводит отличные мероприятия. Помимо традиционных заседаний рабочих групп и комитетов, а также деловых мероприятий, сегодня существуют интерактивные и гибридные форматы, а также крупные мероприятия с количеством участников более 800 человек, что раньше было немыслимо. Я очень впечатлена отличной работой всей команды ВТП. И я была очень рада, узнав, что ВТП получила золотую медаль в конкурсе инноваций среди 140 внешнеторговых палат по всему миру за внедрение agile-методики.

Что вам особенно нравится в современной ВТП?

Особым активом является «Утренний брифинг», который пользуется большой популярностью среди представителей немецких компаний – и не только среди них. Информационная рассылка, которая выходит два раза в неделю, предоставляет великолепный обзор актуальных событий в сфере экономики. Такого раньше в данном формате не было. Ньюслеттер охотно читают и в Германии – руководители в материнских компаниях. В период пандемии следует также отметить и спецрейсы для немецких топ-менеджеров в Россию. Это было бы невозможно без плодотворного сотрудничества между посольством Германии и ВТП.

Первый президент Союза немецкой экономики Отто Вольф фон Амеронген, которого еще при жизни уважительно называли «тайным министром восточной торговли», был вашим близким соратником. Какую роль он сыграл в вашей жизни и для немецкого бизнеса в России?

Я познакомилась с Отто Вольфом фон Амеронгеном в родительском доме в юности. Тогда я еще не могла предположить, что однажды он станет моим наставником. Он «спровоцировал» мой интерес к России. Благодаря ему Россия стала моей судьбой – навсегда. Для меня было большой честью, когда в начале 1990-х он предложил мне возглавить Представительство немецкой экономики в России. Амеронген в течение 45 лет возглавлял Восточный комитет немецкой экономики, в течение 20 лет занимал пост президента Объединения торгово-промышленных палат ФРГ и, таким образом, был ключевой фигурой в германо-советских, а затем и в германо-российских экономических отношениях. Строя мосты между Востоком и Западом, он был одним из самых важных представителей бизнеса Германии. Он был также и пионером трансатлантических экономических отношений. Амеронген консультировал федеральное правительство от Аденауэра до Коля и также пользовался международной известностью. Президенты и генеральные секретари со всего мира обращались к нему за советом. В его честь названа премия для малого и среднего бизнеса, которую ВТП в этом году будет вручать 11 ноября в Москве уже в шестой раз. И как всегда, для меня будет большой честью рассказать на мероприятии об этом выдающемся человеке.

Вы изучали историю Восточной Европы и знаете, что германо-российские отношения всегда характеризовались взлетами и падениями. Сейчас вновь непростые времена. Насколько важна экономика в роли посредника между нашими странами?

Традиционно на протяжении веков между Германией и Россией существовали очень тесные экономические и культурные связи. Именно экономические отношения, начало которым положено еще во времена Ганзейского союза, остаются во время кризиса важной константой. Даже в самой мрачной главе нашей истории – о нападении Германии на Советский Союз – германо-российские экономические отношения были прерваны ненадолго. В остальном они показывают непрерывную преемственность. Для немецких компаний характерно то, что они не дают запугать себя кризисами, а скорее стратегически инвестируют в этот рынок будущего. И не только это: они чувствуют привязанность к своим многолетним российским партнерам. Эта черта вызывает к ним большое уважение здесь, в России: не только за их возможности, но и за их преданность.

Так вы остаетесь оптимисткой?

Я сохраняю оптимизм. Пусть это очень непростые времена, ведь текущий кризис, начавшийся в 2014 году, это не только внутренний кризис в России – у него международные масштабы. И пройдет еще много времени, прежде чем этот кризис удастся преодолеть. Тем не менее, я с оптимизмом смотрю на германо-российские экономические отношения, как и в целом на отношения между обеими странами, по крайней мере, в долгосрочной перспективе. Потому что Европе нужна Россия, а России нужна Европа. В том числе и для решения общих международных конфликтов. Иного пути нет.

Вы впервые приехали в Россию в 1965 году. Это была любовь с первого взгляда?

Не любовь с первого взгляда, но восхищение с первого взгляда. Мне было просто любопытно заглянуть за железный занавес. Убедиться собственными глазами, как там все выглядит, какие люди живут. Я приехала в Москву с тремя сотрудниками фирмы Otto Wolff на машине – мы ехали несколько дней из Кельна через Берлин, Варшаву и Минск. Так началось это приключение. В Москве тогда проходила первая в истории Советского Союза международная промышленная выставка «Химия-1965», где я и должна была работать. Многие ключевые фигуры немецкой экономики были на той выставке. Это было невероятно захватывающе, но одновременно и немного пугающе.

А в 1970 году вы приехали в МГУ по обмену на стажировку. Это была ваша вторая поездка в Россию.

В то время между ФРГ и СССР не было обмена студентами. Мне посчастливилось быть принятой в программу обмена учеными между Германским научно-исследовательским обществом и Министерством образования СССР. Это была небольшая группа, не связанная с программами получения степени, мы работали в библиотеках над нашими исследовательскими проектами. В моем случае это была диссертация на тему истории России. У меня было 120 тыс. страниц источников, и я сидела в Ленинской библиотеке с утра до вечера. А жила в общежитии на Ленинских горах.

Вы тогда уже подозревали, что ваша жизнь будет тесно связана с Россией?

Я чувствовала, что Россия меня не отпустит. За это время я познакомилась с очень интересными людьми, которые сформировали меня: представителями старой интеллигенции, которые давно умерли. Писатели и художники, такие как Лев Копелев, Ирина Ильинична Эренбург, Борис Биргер и Вадим Сидур. В то время для моих русских друзей было небезопасно встречаться с представителями западных стран. Но большинство из них были довольно бесстрашными. Это была живая история: участвовать в посиделках на кухне и слушать рассказы о терроре сталинской эпохи, о том, как они выжили и в каких условиях. Невероятно.

Вы прожили в России более 35 лет и создали там дело своей жизни. Что вас так привлекает в этой стране?

Меня спрашивают об этом снова и снова, потому что это достаточно необычно, что западная немка чувствует себя настолько связанной с Россией, как я – на протяжении более полувека, хотя у меня здесь нет личных семейных корней. Моя история любви к России и ее народу началась в середине 1960-х годов. И вот уже более 37 лет я с перерывами живу и работаю здесь, выполняя различные функции. Я была свидетелем нескольких эпох, от Советского Союза во время холодной войны, колоссальных перемен в 1990-х годах и до наших дней. У меня здесь появились особые друзья, друзья на всю жизнь. В этот богатый на перемены и зачастую непростой период времени здесь со мной происходило только хорошее. Это нельзя воспринимать как должное, и я бесконечно благодарна за это своим русским друзьям.

Назад

Контакт

Торстен Гутманн

директор департамента коммуникаций